ПЕРЕНЕСЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТИТЕЛЯ ФЕОФАНА, ЗАТВОРНИКА ВЫШЕНСКОГО (2002)

ПЕРЕНЕСЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТИТЕЛЯ ФЕОФАНА, ЗАТВОРНИКА ВЫШЕНСКОГО (2002)

Село, расположенное в двух километрах от Вышенской обители, с благозвучным названием Эммануиловка, поначалу именовалось Засечное. Переименовали его неслучайно сами жители во второй половине XIX века в честь своего благодетеля Эммануила Дмитриевича Нарышкина, на средства которого в селе был возведен храм во имя преп. Сергия Радонежского. Господу было угодно хранить в этом храме одну из древних святынь Успенской обители – чудотворную икону Казанской Вышенской Божией Матери, а с 1988 года в течение 14 лет и другую ее святыню – мощи прославленного великого угодника святителя Феофана Затворника Вышенского.

В годы гонений храм был закрыт на 15 лет. По неизреченной милости Божией в 1945 году он снова стал действующим. В 1918 году местные большевистские власти учинили расправу над беззащитными бабами, стариками и ребятишками, участвовавшими в крестном ходе с иконой Божией Матери Казанской Вышенской, открыв по ним огонь из пулемета. Икону конфисковали, сняли с нее ризу из чистого золота с драгоценными камнями, над иконой глумились, бросили ее под ноги и плевали на Пречистый Лик Богоматери. Сам образ не представлял для них интереса, но для верующих он был драгоценен. Много лет бережно и тайно хранилась святыня у заштатного священника Василия Яковлева в селе Шаморга. В 1947 году о. Василий назначен был служить в храме преп. Сергия, и по просьбе прихожан, после долгих колебаний принес св. икону в храм, где она до сих пор и пребывает. В 50-х годах драгоценная святыня была украшена новой позолоченной ризой, изготовленной в Москве стараниями жителей окрестных деревень.

Шли годы… Постепенно храм готовился к принятию еще одной святыни монастыря. Наступил 1972 год, когда настоятелем храма был назначен cвященник Георгий Глазунов, окончивший Московскую духовную академию. Он-то и оказался свидетелем и непосредственным участником обретения честных останков святителя Феофана. Летом 1973 года о. Георгий вместе с прибывшими к нему из академии монахами – игуменом Марком (Лозинским), иеромонахом Елевферием (Диденко) и иеромонахом Георгием (Тертышниковым) – решили отслужить панихиду по владыке Феофану на месте его захоронения, в Казанском храме Вышенской обители. Сотрудники психиатрической лечебницы разместили в этом храме склад. «Картина была грустная, – вспоминает о. Георгий, – выбитые окна, на полу в куче – дрова, бочки, кровати – везде царил хаос, и в этом хаосе был погребен святитель Феофан». Им, истинным сынам Матери-Церкви, воспитанным в стенах древней обители преп. Сергия, скорбно было смотреть на такое поругание, и они задались целью вывезти честные останки святителя Феофана из места, столь оскверненного. Поэтому через малое время снова приехал о. Елевферий. Попросили кладовщицу открыть храм; сначала очистили склеп от хлама, после чего обрели разломанный на части гробик. «Голова святителя Феофана была разбита на три части, – утверждает о. Георгий, – наверное, чем-то тяжелым ударили. Мы перебрали все пальчиками, буквально сантиметр за сантиметром и, на удивление, собрали абсолютно все: голени, ребрышки, позвоночник. Я даже посчитал, сколько и какие косточки должны быть. Там же, в склепе, обнаружили евангелие Святителя Феофана, кусочки облачения». Все собрали и привезли сначала к о. Георгию, потом отправили в Троице Сергиеву Лавру. Останки благословили поместить в нижнем храме Всех Святых, что под Успенским собором. Там они находились до 1988 года. В год тысячелетия Крещения Руси святитель Феофан был канонизирован: трудами архимандрита Георгия Тертышникова были подготовлены материалы к прославлению.

Поместный Собор Русской православной церкви определил: «изволися Духу Святому и нам причислить к лику святых угодников Божиих для всероссийского церковного почитания… Епископа Феофана (1815 – 1894), двадцать восемь лет проведшего в Вышенской пустыни после 25-летнего усердного и плодотворного служения Церкви Божией на различных поприщах. Епископ Феофан через обширную переписку содействовал духовному возрождению современного ему общества. В своих нравоучительных и истолковательных сочинениях он проявил себя как экзегет и богослов. Глубокое богословское понимание христианского учения, а также опытное его исполнение и, как следствие сего, высота и святость жизни святителя позволяют смотреть на его писания как на развитие святоотеческого учения с сохранением той же православной чистоты и богопросвещенности». А далее Собор повелел: честные останки святителя Феофана считать святыми мощами, составить ему особую службу, память праздновать 10 января (по старому стилю), писать честные иконы его и печатать его житие и творения для назидания и наставления в благочестии чад церковных.

Как только состоялась канонизация, в Эммануиловке стали готовиться к встрече мощей. По благословению архиепископа Симона к храму пристроили придел в честь святителя Феофана. Строительство прошло довольно быстро, и в том же 1988 году состоялось перенесение мощей из Свято-Троицкой Сергиевой Лавры сначала в Рязань, а через некоторое время, 8 июля, в ближайший к обители храм преп. Сергия, так как в самом монастыре по-прежнему находилась психиатрическая лечебница. Служил владыка Симон, архиепископ (впоследствии митрополит) Рязанский и Касимовский. Торжественная служба закончилась Крестным ходом с мощами вокруг храма. Многие видели в это время на ясном небе сверкающую молнию.

Отцу Георгию разрешили по договоренности с главным врачом вывезти надгробие, устроенное на месте, где был захоронен святитель. Весила эта мраморная плита больше шести тонн; только с помощью военной машины с лебедкою и железного листа удалось перевезли его в Эммануиловку и поставить в церковной ограде, напротив алтаря. Произошло это в 1985 году. А когда готов был придел в честь святителя Феофана, владыка Симон велел поставить надгробие в этом приделе под престол поперек алтаря. В тот же день, когда перевозили надгробную плиту, упросили больничное начальство забрать и памятник, когда-то стоявший над могилой архимандрита Аркадия, а теперь смещенный со своего места и небрежно валявшийся и забросанный землею. Спустя некоторое время, ночью, тайно, вскрыли склеп на месте захоронения архимандрита Аркадия и обрели гроб и тело, обернутое в мантию. Все находилось в воде. Сделали новый гроб, в который поместили останки настоятеля вместе со старым гробом, и перезахоронили за алтарем Сергиевского храма. Памятник же, ранее перевезенный, поставили над этой могилой.

Святитель Феофан был прославлен в лике святых, когда во главе Церкви стоял Святейший Патриарх Пимен. 7 июня 1990 года Поместный Собор Русской православной Церкви избрал Патриархом Московским и Всея Руси митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, который 23 июня 1991 года, в день празднования Всех святых в земле Рязанской просиявших, удостоил своим посещением Рязанскую епархию, девятнадцатую по счету за год с небольшим своего патриаршества. Помнит село Эммануиловка его визит на Шацкую землю на следующий день, 24 июня. Эта встреча оставила в сердцах многих людей светлые и радостные воспоминания. Добрыми проникновенными словами приветствовал Святейший Патриарх всех присутствующих, благодарил за «торжественную встречу на Шацкой земле, в этой глубинке Рязанского края», после чего пояснил цель своего визита. «… Мы прилетели в связи с посещением Эммануиловского храма, где покоятся мощи Феофана Затворника.» Святейший видел с высоты вертолета деревни шацкие, ухоженные огороды и поля и искренне радовался тому, что люди здесь любят матушку-землю, трудятся на ней. Отмечено было им, что на Рязанской земле нет противостояния среди людей и нетерпимости друг ко другу и что это – большое счастье.

«Везде, где мы побывали на Рязанской земле, нас встречали добрые и сердечные лица. Такие же добрые и сердечные лица мы видим и здесь». Перед мощами святителя Феофана Святейший отслужил молебен и снова обратился с речью к собравшимся во множестве в этот день людям, желающим услышать живое слово Божие из уст Патриарха и слушающим его, затаив дыхание: «Для нас… было великим утешением поклониться этим святым мощам, посетить этот святой храм… Святитель Феофан был великим молитвенником, учителем духовной и нравственной жизни. В своих творениях он указывал путь ко спасению. Мы верим, что и сегодня он – молитвенник наш перед Господом Богом. Святитель Феофан прожил в Вышенской пустыни 28 лет и считал это место райским уголком на земле. Я думаю, что все живущие здесь ныне должны беречь это место, ценить эту землю, не покидать ее, а возделывать… От души хочу пожелать вам благословения Божьего на ваш труд, на вашу жизнь, на место, где вы живете, на это село, на этот край. Чтобы любовь к труду, терпимость всегда сопутствовали вам. Да поможет вам Господь в ваших трудах! Буду молитвенно помнить вас. И прошу, вспоминайте и меня…» После чего благодарил за встречу, за любовь, за молитвенное и человеческое общение.

Матушка игумения Нонна с сестрами присутствовала на этом торжестве. С хлебом и солью по русскому обычаю приветствовала она Святейшего Патриарха. Трогательна была эта встреча. Вспоминают очевидцы этого события, что вертолет, пролетая над Быковой Горой, где все было подготовлено к встрече дорогого гостя, сделал несколько кругов над местом временного проживания матушки игумении с сестрами. И, думается, глядя на него с высоты, Святейший помнил молитвенно о тех, чьим Небесным отцом-покровителем пред Господом являлся святитель Феофан.

Надо сказать, в программе визита Святейшего Патриарха на Рязанскую землю предусматривалось посещение им Вышенского монастыря. Но в связи с неотложными делами, требовавшими присутствия Святейшего в Москве к вечеру этого дня, пришлось отложить его до 29 июня 2002 года, когда Святейший Патриарх возглавил торжественное перенесение мощей святителя Феофана из Эммануиловки в Свято-Успенский Вышенский женский монастырь.

Перенесение мощей святителя Феофана из села Эммануиловка в Свято-Успенский Вышенский женский монастырь можно назвать золотой страницей в монастырской летописи. Это было долгожданное событие, но у Господа – всему свое время. Весть о готовящемся перенесении мощей пришла столь неожиданно, что воспринималась как чудо, которое в скором времени должно совершиться. Только три недели осталось для подготовки. Быкова Гора и монастырь на Выше стали похожи на два пчелиных улья, находившихся в беспрестанных денно-нощных хлопотах по этому случаю.

Наступило 29 июня. Ожидали прибытия Святейшего Патриарха. Если о первом визите его на Шацкую землю в 1991 году Быкова Гора помнила только приветствие Святейшего Патриарха с вертолета беленьким платочком, то теперь радостно и гостеприимно первая его встречала.

Матушка игумения Нонна с хлебом и солью, настоятельница Подворья матушка Варвара с цветами и все сестры, а также нарочито по этому поводу прибывшая родственница самого святителя Феофана, праправнучатая племянница его, Ирина Владимировна Сильвестрова (Данилова), с приятным волнением ожидали прибытия гостей. Святейшего Патриарха сопровождали Митрополит Рязанский и Касимовский Симон и светские власти. «Милости просим к нам, Ваше Святейшество!» – тепло приветствовала Патриарха матушка настоятельница и пригласила его и высоких гостей на праздничный обед.

После обеда Святейший Патриарх с гостями в сопровождении матушки игумении и духовенства осматривали Казанский собор, где на месте захоронения святителя Феофана они вознесли свои молитвы. На паперти Казанского Собора были установлены била, от ударов в которые воздушное пространство наполнялось далеко разливающимися равномерными мелодичными чудными нежными звуками по красоте своей подобными горячей расплавленной платине, если представить ее блестящими струями льющуюся.

Затем Святейший Патриарх, а вместе с ним и все присутствующие, духовенство и матушка игумения с сестрами направились ко святым вратам обители для встречи Крестного хода, начавшегося в Эммануиловке после молебна перед мощами святителя Феофана.

Еще до молебна здесь наблюдалось большое стечение паломников. Желающих помолиться в этот день оказалось невероятно много: по некоторым подсчетам – до десяти тысяч. Собрались паломники из многих уголков нашей родины: Москвы и Рязани, Моршанска и Тамбова, Липецка и Воронежа, Мурома и Нижнего Новгорода, Алма-Аты и Сибири, а также Грузии и Украины, но самым удивительным было видеть здесь монахов с Афона и слышать их проникновенное молитвенное греческое пение. И, наверное, неслучайно: у святителя Феофана с Афоном была своя связь – русский на Афоне Пантелеимонов монастырь издавал еще при жизни святителя его книги. Святитель отсылал им свои рукописи. Песнопения звучали то по-русски, то по-гречески, то по-грузински. Примечательно и то, что из одной только Владимирской епархии здесь оказалось восемь монастырей. Эта любовь владимирской паствы к святителю началась уже давно: в его бытность на кафедре во Владимире.

Молебен возглавил архиепископ Тамбовский и Мичуринский Евгений. Начался он и прошел с необычным молитвенным воодушевленным подъемом.

И двинулось многотысячное крестное шествие с мощами святителя Феофана во главе с архиереями с пением: «Святителю отче наш Феофане, моли Бога о нас!» Необъятная людская река плавно и величаво текла по направлению к монастырю. Один час и пятнадцать минут потребовалось, чтобы достигнуть монастырских врат, где Святейший Патриарх встречал Крестный ход. Он приложился к мощам и снова поплыла река и заполнила всю монастырскую площадь перед Успенской церковью: «Сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь». Под открытым небом перед мощами, помещенными в великолепную золотую раку, началась праздничная торжественная утреня. «Днесь сошедшеся, вернии, восхвалим песньми и пеньми духовными святителя Феофана, нашего приснаго к Богу молитвенника», – Святейший Патриарх возглавил службу. Ему сослужили митрополит Рязанский и Касимовский Симон, архиепископы – Тамбовский и Мичуринский Евгений, Владимирский и Суздальский Евлогий, епископы – Шацкий Иосиф, Дмитровский Александр и Сергиево-Посадский Феогност. Духовенство исчислялось сотнями. Пели несколько хоров попеременно, среди них знаменитый хор Московской духовной академии: «Днесь красуется обитель Вышенская, и торжествует вся Церковь Православная, совершающи память твою, святителю Феофане…» Казалось, вся Россия здесь … и снова: «Радуйся отче наш Феофане, Церкве Российския преславное украшение, обители Вышенския светлая похвало, Православия столпе непоколебимый, радуйся, молитвенниче наш пред Богом…” Собравшиеся оказались радостными участниками и свидетелями свершившагося чудесного события.

Святейший Патриарх обратился ко всем с речью:

«Сегодня особый день для Свято-Успенской Вышенской обители. Сегодня, в канун воскресного дня, когда Церковь вспоминает Всех святых, совершилось возвращение святых мощей великого подвижника земли нашей – святителя Феофана Затворника Вышенского в родную обитель… Знаменательно, что это произошло в день, когда мы вспоминаем святых, имена которых мы носим и считаем себя в этот день общими именинниками…

Эту обитель постигла судьба многих обителей земли нашей. Ее постигло разорение, опустошение. С болью взираем мы на Казанский Соборный храм, который, как и обитель, придется возрождать и восстанавливать… Молитвы святителя да помогут и укрепят делателей по возрождению Свято-Успенской Вышенской обители!

Я хочу предупредить всех, кто сегодня несет свое служение на территории монастыря: мы не намерены разрушать то, что здесь есть. Надо постепенно изыскать средства: и мы обратимся к Министерству здравоохранения. Я уже имел беседу с губернатором Рязанской области. И Церковь наша примет также живое участие в том, чтобы построить дом для больницы…

На молитвенную память обители я хочу передать это Святое Евангелие. Совершая богослужения на нем и читая Слово Божие, будем вспоминать с благодарностью сегодняшний день – день нашей общей молитвы. С праздником всех вас, дорогие мои!»

Матушка игумения также обратилась с речью, в которой выразила благодарность Первосвятителю, и преподнесла в дар Святейшему Патриарху икону святителя Феофана с частицей мощей.

Люди бесконечным потоком шли к цельбоносным мощам и прикладывались к драгоценной святыне. Природа, казалось, отражала состояние душ человеческих: был теплый солнечный тихий вечер.